Учебная работа. Информационно-измерительная система технического учета электроэнергии

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Информационно-измерительная система технического учета электроэнергии

московский архитектурный институт (государственная академия)

Кафедра философии

Реферат на тему «Нелинейное мышление и нелинейная архитектура»

Работу выполнила студентка

группы III курса

Давиташвили В.Г.

работу проверил доц. Лупин А.Н.

Содержание

Введение

Раздел I. Предпосылки к созданию нового архитектурного метода

Раздел II. Философия постмодернизма и ее влияние на становление нового стиля

Раздел III. новая модель мира и ее воплощение в архитектурных реалиях

Раздел IV. Критика нелинейной архитектуры

Заключение

Иллюстрации

Постмодернизм архитектура нелинейный проект

Введение

«Архитектура как Искусство порождения формы — это сложная эволюционирующая система», она зависит от множества факторов,от состояния науки, от преобладающих идеологических концепций, от структуры общества, от экономического и политического положения дел на том или ином этапе развития общества. Такая взаимосвязь может казаться очевидной,но свою истинную весомость она обрела лишь на границе XX века c появлением постмодернистской философии, возникшей как феномен изменений в культуре и искусстве.

На переходе между XX и XXI веками профессиональное архитектурное мировоззрение претерпело серьезные коррективы. Он стал серьезно зависеть от интегральной математики и в определенной степени опережающих теоретическую мысль компьютерных технологий.

Кроме того и философская база, являвшаяся и являющаяся источником архитектурной формы как продукта познания, существенно изменилась ввиду переосмысления концепции мира, как такового, на данном этапе.

Раздел I. Предпосылки к созданию нового архитектурного метода

Первостепенным стимулятором для модификации архитектурного процесса, бесспорно, послужил технический прогресс, т.е. существенный шаг в области компьютерного моделирования. Было положено начало эксперименту в сфере формообразования c использованием потенциала нелинейного мышления компьютера по принципам нелинейной динамики. Пионерами, наглядно продемонстрировавшими независимость архитектурной формы от евклидовой геометрии, принято считать Гери, Эйзенмана, Либескинда, Ленна и др.

Питер Эйзенман продемонстрировал возможности компьютерного моделирования в головокружительной геометрии беспорядочных сдвигов изначально заданных простых прямоугольных форм. (рис.1) Нелинейный опыт Дэниела Либескинда же продемонстрировал его привязанность к языку деконструктивизма.(Постройка Еврейского музея в Берлине, создание котогого было целиком доверено компьютеру. Не было привычного рисования и черчения, бумаги не было вообще. Вся документация трехмерной модели размещалась на дисках CD. (рис.2) ) Фрэн Гери действовал немного иначе: в проекте Музея Гуггенхейма он использовал и компьютерное моделирование, и ручное макетирование для взаимной корректировки замысла. Лишь конструктивное решение своей знаменитой постройки он целиком доверил нелинейному процессу. (рис.3)

таким образом вычислительная техника очень стремительно вошла в мир архитектурного проектирования. «…от систем компьютерного черчения до программного инструментария высокой мощности, рассчитанного на объемное моделирование и предоставляющего широкий набор аналитических возможностей. Современные программы легко создают и модифицируют точнейшие цифровые модели для архитектурных идей и без труда оценивают возможности их производственного воплощения.» следующим фактором послужило изменение научных концепций того времени. Наиболее существенное влияние непосредственно на архитектурную сферу оказывали теория хаоса, начало которой было положено Эдвардом Лоренцом, и далее разработанная Игорем Пригожиным в теории сложности ( Они положили начало новой научной парадигме, по которой многочисленные системы находятся в постоянном движении, они взаимодействуют с внешней средой, перерабатывая информацию и осуществляя обратную связь. Стадии динамического покоя перемежаются cо значительно более сложными стадиями так, что производят впечатление полного и непредсказуемого хаоса. Порядок рождается из беспорядка в процессе самоорганизации, но в определенный момент «ослабленная» чрезмерной стабильностью система вновь дает рождение хаосу) и теория фракталов (т.е. открытие существования самоподобных множеств Бенуа Мондельбротом), пошатнувшая классическое понимание геометрии как таковой.

Однако Искусство редко воспринимает новое непосредственно из науки. Проводником новой картины мира для искусства в большой степени служит Философия.

Философские представления о мире более органично внедряются в сферу искусства, чем представления науки. наиболее актуальной стала философия Жиля Делёза, с одной стороны, своеобразно отражающая прежние и новейшие математические теории, с другой — психоанализ. «Делёз и Гваттари создали целый ряд концептов и представлений, воспринятых архитектурой в последние двадцать лет и особенно активно внедряющихся в ее лексику на изломе столетий.» Наиболее судьбоносным из которых стала теория «складки» («складывание» символизирует «имманентизацию внешнего» и выступает в роли «фундаментального механизма самоорганизации системы, связывает различия, провоцирует игру различий»2, в более прикладном понимании она влечет за собой идею движения через пространство (каждая поверхность образует открытое и закрытое пространство) и рождает теорию потоков — новый порядок, основанный не на форме, а на ментальности (поток людей, транспорта, информации).

Раздел II. Философия постмодернизма и ее влияние на становление нового стиля

Как уже говорилось ранее, на рубеже веков случился радикальный перелом в существовавшем жизненном укладе, человек и его мировосприятие координально изменились.

Данная проблема не могла не отразиться в культурологии и философии. Был обозначен «культурный водораздел между классической метафизикой, вершиной которой были Декарт и Кант, и философией постмодернизма». причиной которому послужили ранее упомянутые научные открытия, технический прогресс. Человечество совершает рывок от прежнего механистической картины мира в сторону новой гораздо более сложной, адаптируя только что появившиеся понятия нелинейной логики, сложных систем и взможности их самоорганизации, привыкая к принципиально новой безграничной фрактальной геометрии.

Постмодернистское сознание формировалось многими авторами и не содержит единой универсальной теоретической концепции. В нем сосуществуют различные, порой несовпадающие позиции. Но в этом ансамбле дуэт французских интеллектуалов Ж. Делёза (1925-1995) и Ф. Гваттари (1930-1992) звучит особенно отчетливо.

Делез и Гваттари создают новую более прогрессивную постмодернистскую модель мировосприятия, которая должна заметить существующую классическую, по их мнению, устаревшую и не отражающую современную действительность, подвергшуюся Существующую модель они называют «тупиковой».

Две модели представляют в виде философских метафор «Дерева». классическая метафизическая модель представляет собой дерево в самом широком смысле, оно воплощает образ мира, в котором с античности человек осознавался как неотъемлемая частица космоса. В метафизике менялись методы, целевые ориентиры, но ЧЕЛОВЕК оставался в центре философской мысли.

В античную эпоху и позже человек рассматривался как неотделимая часть природы. Окружающий мир во всех своих проявлениях отражался в душевной жизни как единое целое. В системе христианского мировоззрения положение человека было неразрывно связано с внешней божественной сущностью и наличием наряду с телом души. В Ренессансе и душа становится свободной, и разум получает автономию. именно из этого понимания места человека во вселенной и его сущности и складывалась предметно-пространственная обстановка окружающего мира.

классической модели характерен ряд признаков (по Делезовской метафоре «Дерева»):

структурность организации и иерархичность элементов, векторная направленность

наличие определенной цели

логоцентризм (монологизм)

телесность, гравитационная направленность, углубление

бинарная оппозиция

осевая координация, диктат картезианской решетки

замкнутость, статичность, стабильность.

Во всем этом выражалось осознание человека как части окружающей среды. Единство человека и природы получает воплощение в природной архитектонике, сомасштабности архитектуры и человека. Пропроциональные вычисления тектонического характера получались естественным образом ввиду их подчиненности природной органике. Альберти писал: «Здание есть как бы живое существо, создавая которое следует подражать природе»

новая философская метафора представляет собой полную противоположность предшествующей модели. «Дерево» и Дилеза заменяется понятием «Ризома» (от фр. rhizome «корневище» , основополагающее понятие философии посмодернизма).

Наглядным образом для неё выступает запутанная корневая система растения. В «Ризоме» все прежние постулаты антропоморфности заменяются на прямо противоположные. Согласно Делёзу и Гваттари, у ризомы нельзя выделить ни начала, ни конца, ни центра, ни центрирующего принципа («генетической оси»), ни единого кода. «Ризома» сопоставляется с «картой», которую можно и нужно читать: «речь идет о модели, которая продолжает формироваться». По оценке Делеза и Гваттари, «это… одно из наиболее отличительных свойств ризомы — иметь всегда множество выходов»1. «Ризома антигенеалогична»1, — она как «конечное единство осуществляется в другом , а именно: принципиально не осевом, т.е. не линейном — измерении — преобразовательном и субъективном. Ризома не подчиняется никакой структурной или порождающей модели. Она чуждается самой мысли о генетической оси как глубинной структуре.»

таким образом «Ризома» изначально бесконечна, непредсказуема и полиморфна. Отсюда и происходят основные черты постмодернистской реальности, влекущие за собой переосмысление задач, целей, места человека в мире, вселенского порядка или беспорядка вещей как в обществе в целом так и в архитектуре в частности.

Раздел III. новая модель мира и ее воплощение в архитектурных реалиях

Базируясь на модели «Ризомы» современная архитектура воплощает в первую очередь понятия бессистемности и отсутствия регулируемого порядка,воплощение которых становится возможным благодаря тому самом техническому прогрессу так удачно совпавшему c переворотом в умах. Идея невозможности исходить из одной точки, идея неоднозначности и субъективности так же очень прочно закрепляются в философии современных зодчих.

сегодня архитекторы постепенно отказываются от простых «устойчивых» и тектоничных форм, от последовательного простого перехода между этажами, отношение к архитектуре перестает быть сугубо утилитарным. Архитекторы стемятся наделить свои творения свойствами живых организмов, тех самых «сложных систем», способных самостоятельному существованию. Современные постройки тяготеют к сложному сценарию восприятия и движения сквозь нее. Обеспечивается динамика внешних и внутренних пространств, архитектурная форма обретает эмоциональность, энергию и импульсность.

Линейные понятия исчезают вовсе: координационная линейность, структурность, иерархия элементов — зачастую стираются даже элементарные понятия пространственной ориентации (понятия верха и низа). появляется идея хаоса как сила, движущая зрителя по сценарию, разработанному архитектором. «вместо цели как деятельности разума в дело вступает «игра».»1 Все большее внимание уделяется именно эмоциональному аспекту. ( Пекинский национальный стадион «Птичье гнездо» проекту бюро Херцог и де Мёрон (рис.4), напрочь стирающее ощущение индивидуальной включенности в происходящее внутри и оставляющее лишь чувство слепого восхищение; или ,наоборот, город Науки и Искусств Сантьяго Калатравы, который затягивает внутрь сложными ракурсами, не позволяющими линейно цельно воспринять объекты, сценарий,который никого не оставляет равнодушным и заставляет поучаствовать (был создан на волне популяризационных кампаний в Валенсии) (рис.5) )

зачастую идея «Ризомы» , как идея беспорядка, дополняется образом лабиринта, акцентирующего именно отсутствие начала и конца, множественности постоянно пересекающихся путей движения в неизвестных направлениях.(Манчестерский павильон национального фестиваля Захи Хадид) (рис.6) кроме того ввиду освоения новой евклидовой геометрии и возможности полной компьютеризации процесса формообразования, форма начинает существенно выходить за рамки привычной архитектурно-адаптированной евклидовой геометрии, используя «солитоны»(структурные «волны», распространяющиеся в нелинейной среде) (рис.6), «гиперкубы» (кубы в бесконечномерном пространстве) (рис.7), «самоподобные фракталы». стены, полы,потолки-все линейные конструктивные элементы переходят в разряд условностей, для нелинейной архитектуры характерно бесконечное перетекание одного в другое, форма развивается во все стороны, в идеале образуя нечто беспрерывное.(рис.8)

Раздел IV. Критика нелинейной архитектуры

В ходе всех вышеперечисленных архитектурных метаморфоз понятие тектоники начинает растворяться в архитектуре седующей по пути постмодернизма, тем самым разрушая связь архитектуры и человека, уничтожая все, что осталось в современном зодчестве от былого антропоморфизма. понятие масштабности и сомасштабности человеку исчезает вовсе. новый формообразующий метод освобождает архитектуру от традиционной прочной связи c функцией. Новое состояние «безграничной свободы» и «самоорганизации» в архитектуре ведет к отчуждению архитектуры от прагматичной утилитарности и тем самым окончательно отстраняет ее от человека.

Данная проблема очевидна, и существуют два взгляда на нее.

Ряд последователей новой концепции открыто признают, что человек и его практические заботы не должны влиять на архитектуру. Так Эйзенман отрицает функцию как таковую — форма способна от человека «Быт заказчика мне абсолютно не интересен, он не имеет никакого отношения к архитектуре. Архитектура вообще не должна быть удобной или функциональной

В то же время уже появляется оппозиционное течение во главе c французским теоретиком архитектуры Никосом А. Салингаросом, который не принимает деятельность деконструктивистов, и работает в направлении прямо противоположном, развивая и укрепляя понятия масштабности возвращая пионеров новой мысли к традиционным архитектурным методам.

Заключение

Можно придерживаться того или иного мнения в отношении эволюции современной архитектурной мысли, но факт остается фактом. Психология и мышление переходит на качественно новый уровень, увлекая за собой все сферы общественной деятель. C созданием новых стилей: деконструктивизма и постмодернизма — архитектурное проектирование так же претерпевает ряд метаморфоз.

Архитектура становится безгранично многообразной, архитектурная мысль больше не ограничена человеческим линейным мышлением, понятиями евклидовой геометрии и возможностями стоечно-балочных конструктивных систем. Архитектура отходит от антропоморфизма, провозглашая новый лозунг «Архитектура ради архитектуры» или «Архитектура ради формы». человек — больше не цель архитектуры, a ее средство, теперь он вовлечен в процесс «самоорганизации» архитектурной формы, он вовлечен в процесс исследования ее бесконечности, сложности и относительности.

Иллюстрации

Источники информации

Крамаренко К.А., Бабеев К.В., «строительство и техногенная безопасность», М., 2011

Добрицына И.А., «От постмодернизма — к нелинейной архитектуре: Архитектура в контексте современной философии и науки.», М., 2004

Грицанов А. А.,. Абушенко В.Л., «История философии. Энциклопедия.» Минск, 2002

Мелодинский Д.Л. «Архитектон: известия вузов» № 42 Июнь 2013 влиянию синегретической науки o «сложных системах».

Делёз, Ж., Гваттари. Ф., «Что такое Философия» , СПб., 1998

Энциклопедия культур http://ec-dejavu.ru/r/Rizoma.html

Теория сложности и системный подход http://www.situation.ru/app/j_art_1052.htm

Архитектон HTTP://archvuz.ru/

Жиль Делез., «Склдка.Лейбниц и барокко», М., 1997 HTTP://yanko.lib.ru/books/philosoph/deleuze=le_pli=leibniz_et_le_baroque=ann.htm

Учебная работа. Информационно-измерительная система технического учета электроэнергии