Учебная работа № /7104. «Контрольная Философу свойственно испытывать изумление. Оно и есть начало философии

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Учебная работа № /7104. «Контрольная Философу свойственно испытывать изумление. Оно и есть начало философии

Количество страниц учебной работы: 5
Содержание:
ФИЛОСОФСКОЕ ЭССЕ
на тему: «Философу свойственно испытывать изумление. Оно и есть начало философии». Платон.

Библиографический список
1. Спиркин oн А.Г. oн Философия. oн М.: oн Гардарики. oн 2013, oн oн – oн 367 oн с.
2. Миголатьев oн А.А. oн Философия. oн М.:Юнити, oн 2011. oн – oн 463 oн с.
3. Чанышев oн А.Н. oн Философия. oн М.: oн Высшая oн школа. oн 2013. oн – oн 399 oн с.

Стоимость данной учебной работы: 585 руб.Учебная работа № /7104.  "Контрольная Философу свойственно испытывать изумление. Оно и есть начало философии
Форма заказа готовой работы

Укажите Ваш e-mail (обязательно)! ПРОВЕРЯЙТЕ пожалуйста правильность написания своего адреса!

Укажите № работы и вариант


Соглашение * (обязательно) Федеральный закон ФЗ-152 от 07.02.2017 N 13-ФЗ
Я ознакомился с Пользовательским соглашением и даю согласие на обработку своих персональных данных.


Введите символы с изображения:

captcha

Выдержка из похожей работы

Неизвестно даже в точности, чье имя, какого Федора или Федорова,
повторилось в отчестве и фамилии Николая Федоровича Федорова: крестившего его
священника Николая Федорова или крестного отца Федора Карловича Белявского?2 То
ли фамилия священника удвоилась в отчестве, то ли имя крестного отца удвоилось
в фамилии, но в любом случае механический повтор заполнил пустующее место
родного, отцовского имени и фамилии.
Этот
повтор вписан не только в имя, но и в профессию и в мировоззрение Башмачкина и
Федорова,Башмачкин — переписчик, он буква в букву воспроизводит те бумаги,
которые ложатся к нему на стол,Федоров — воскреситель, посвятивший себя делу
восстановления предков кровинка в кровинку в той же самой плоти, в какой они
родились и умерли,Да и в мирской своей профессии, как библиотекарь при
читальном зале Румянцевского музея, Федоров радел о сбережении и собирании всех
букв, которые когда-либо вывела человеческая рука, и особое значение придавал
карточке-аннотации,“Предсказывая разрушение, уничтожение, гибель книг,
карточки не могут быть средством спасения их от такой гибели, но сами имеют
больше шансов, чем книги, пережить разрушительную эпоху; если книги и погибнут,
карточки останутся и дадут возможность вызвать из забвения то сочинение, к
которому относятся, возвратить его к жизни”3.
И
Башмачкин, и Федоров не просто служили при буквах, но всей душой погружались в
их идеально-фантастический мир, отдавались письменам и по долгу, и по любви.
Акакий Акакиевич даже на досуге не находил ничего лучшего, как переписывать
бумаги, и воображению его преподносились формы дорогих букв столь ярко, будто
отпечатывались у него на лице,Николай Федорович усматривал в письме основу
цивилизации и резко критиковал скоропись, стенографию, все похотливые формы
письма, характерные для торопливого века прогресса (XIX-го),Влюбленный в
красоту букв независимо от их смысла, он отстаивал самоценность медленного
письма как священнодействия:
“Занимаясь
формами букв, буквально — буквоедством, эта наука [палеография] пользуется
большим презрением у некоторых прогрессистов, а между тем формы букв говорят
гораздо более слов, искреннее их; формы букв неподкупнее слов..,Именно
буквоедство и дает палеографии возможность определять характер эпох..,Буквы
готические и уставные, выводимые с глубоким благоговением, с любовью, даже с
наслаждением, исполняемые как художественная работа, как молитва..,эти люди,
переписчики, чаявшие блаженства в будущем, предвкушали его уже и в настоящем,
находя удовольствие в самом труде”4 (здесь и далее подчеркнуто мною,— М,Э.).
Тут
не только идея, но и сама интонация восходит к Гоголю, представляя
глубокомысленную и высокоученую разработку башмачкинской темы:
“Мало
сказать: он служил ревностно, — нет, он служил с любовью..,Наслаждение
выражалось на лице его; некоторые буквы у него были фавориты..,Вне этого
переписыванья, казалось, для него ничего не существовало”.
И
уж конечно, переписчик не мог бы не согласиться с мыслителем, что “формы букв
говорят гораздо более слов, искреннее их”: гоголевскому герою оттого и
невыносимо трудно переставить глаголы из первого лица в третье, что он привык
иметь дело с буквами, а не со словами, — с красотой чистых форм, а не с
условностью и лицемерием значений,Потому-то, отказавшись от своевольной
перемены глаголов, он просит начальника: “Нет, лучше дайте я перепишу
что-нибудь”.
У
Башмачкина-переписчика и Федорова-библиотекаря одинаковое жалованье — 400
рублей в год5″